Набережные Челны, ...
Экспресс-новости
Реклама
Последние комментарии

На гнедой кобыле из Сенегала в Гамбию

Оксана Задумина

Если вы хотите узнать, как выглядит сенегальская Венеция и арахисовые горы, а также что нужно взять с собой в Африку на всякий случай, читайте дальше рассказ.

На гнедой кобыле из Сенегала в Гамбию

Часть вторая. Как ездить по Африке за копейки http://chelny-izvest.ru/blog/blogs/kak-ezdit-po-afrike-za-kopeyki

 

 

Часть третья.

 

Из Мбура едем в закрытом фургоне, типа рефрижератора, но он приспособлен для перевозки людей и там совсем не холодно.

 

 

Муж замечает, что в автобусе кроме нас ещё пара белых туристов, которые наверняка тоже едут в сенегальскую Венецию. На конечной остановке подходим к ним и знакомимся. Аннетта и Кристиан – бельгийцы, но муж успел засечь, что мужчина с женщиной переговаривались между собой по-немецки.

 

 

Ага, ребята родом из Германии! Общение на дойче пошло значительно веселее. Новые знакомые по возрасту наши ровесники и путешествуют, как и мы, на 11-ом номере, то есть пешком и на попутках. Значит можно часть дороги проделать вместе! Они говорят по-французски и это большое преимущество. Кристиан торгуется с водителем и берет такси, оплату мы делим пополам. Класс! 

 

 

Но наши попутчики, увы, никуда не спешат, они остаются в Жоаль-Фадиуте ночевать, а потом отправятся дальше на юг Сенегала. Мы же, как всегда, торопимся: по-быстрому мажемся кремом от загара, потому что никакой пыльной дымки уже нет, кидаем рюкзаки в городском Департаменте по туризму, платим за вход на остров по пять тысяч франков и получаем “в нагрузку” англоговорящего экскурсовода по имени Поль-Малик. 

 

 

Парень лет тридцати пяти, общительный и живой, хочет заработать, а потому старается нас всячески очаровать. Он рассказывает, что деньги, заплаченные в кассу, идут в кооператив, который финансирует школу, госпиталь и администрацию. В нём состоят все жители мангрового острова, его ещё называют Ракушечным, из-за того, что он покрыт слоем мелких ракушек.

 

 

На остров можно попасть как на лодке, так и по мосту, их тут два.  Из девяти тысяч жителей – восемь тысяч католики, остальные мусульмане. Это мы поняли сразу, по числу свиней, разгуливающих и лежащих среди ракушечных гор.

 

 

На острове имеется, соответственно, и мечеть, и свой маленькой Ватикан.

 

 

Как вы догадываетесь в такой “Венеции” церковь тоже необычная – здесь бьют в барабаны и танцуют во время службы.

 

 

Мэр меняется в общине ежегодно. Демократия! Гид показал нам не только остров, но и сводил по второму мосту на кладбище, которое, хотя и расположено на материковой части, тем не менее во время паводка тоже превращается в остров. Там я обратила внимание на то, что островитяне, в основном, долгожители и отошли в мир иной в весьма почтенном возрасте. А говорят в Африке люди мало живут! 

 

 

Прохаживаясь по ракушечному острову, мы заметили, что на каждом углу нам попадались вывески ресторанных меню, с призывом отведать креветочный суп и рыбные блюда. Экскурсовод сказал, что основное занятие жителей острова – рыболовство. Однако в местных харчевнях супа не оказалось. Странно!

 

 

Пришлось брать то, что есть: кускус на арахисовом масле и жареную рыбу с луком, вероятно, выловленную где-то поблизости.

 

 

Цвет гарнира был слишком необычным, песчано-коричневым, и быть может поэтому, мне показалось, что на зубах я чувствую песок

 

 

Поль-Малик всю дорогу рассыпался в любезностях, хвалил нашу страну и президента, но пуще всего его поразило, что мы усадили его вместе с собой в кафе и накормили-напоили, а в придачу ещё дали 1000 франков и леденцы детям. Он с гордостью сказал, что впервые сидит за одним столом с русскими!

 

 

Узнав, что мой супруг программист, он тут же сгонял за ноутбуком и попросил отправить письмо другу. Под его диктовку муж написал письмо на английском языке какому-то Луису, поздравил его с Пасхой и справился, когда же он наконец вышлет ему обещанное приглашение в Испанию. Потом гид захотел, чтобы супруг написал письма другим его друзьям. На что муж ответил, что это будет за отдельную плату. Тут рассылка писем и закончилась. 

 

 

В качестве бонуса Поль-Малик решил пригласить нас к себе домой. Его детей мы уже встречали на улице, всех пятерых, а жена была на работе – она занимается тем, что убирает в городе квартиры. Сам хозяин семейства нигде постоянно не работает и перебивается случайными заработками. Он рассказал, что университетов не заканчивал, английский выучил на улице, в Дакаре, и поэтому может подрабатывать гидом. Мы предположили, что читать и писать по-английски он, скорее всего, не умеет.

 

 

Как выглядела его хижина? Примерно как гараж, только в центре вместо автомобиля на цементном постаменте лежал грязный матрац, без постельного белья. Кроме него на полу стоял старый пыльный телевизор и по углам валялся какой-то хлам. Я ещё подумала, а где шкаф или комод? Может это исключительно родительская спальня?! Мне сразу вспомнился австрийский фильм “Рай: Любовь”, было похоже, что съемки кинокартины проходили именно в этом месте. Африка никогда не перестаёт удивлять: вай-фай в кафе, ноутбук, навороченный телефон и рядом такая хибара.

 

 

***

 

Дальше мы направляемся в город Каолак. Муж вычитал, что там есть великолепные места, куда столичный народ едет отдыхать в выходные. Поэтому мы тоже непременно должны туда попасть! На автостанции в Мбуре нас уже зазывали на такси-коллектив, скоро поедем, только чуть переведём дух.

 

Заходим в “Ашан” и в прохладе кондиционированного помещения присаживаемся на скамейку. Супруг пошёл покупать минералку, а я тем временем рассматриваю людей. В супермаркете отовариваются преимущественно белые. Местные длинноногие красавицы вышагивают в сопровождении старых французских пенсионеров (читай: кошельков). В магазин пытались проникнуть босоногие мальчишки – секьюрити их прогнал. Короче, “Ашан” – он и в Африке “Ашан”.

 

Через два часа мы в Каолаке. В центре города заходим в отель “Париж” – супруг отправляет меня наверх посмотреть номера, уж больно громкое название – 100 процентов какая-то фигня! Действительно, мне не нравится: дверь в туалет, как шкаф-купе и плотно не закрывается. Я говорю, что готова тащить рюкзак ещё километр, чтобы попытать счастье в другом месте. 

 

 

Тогда вперед! Муж предлагает дойти до отеля, расположенного на самом берегу реки. Мы движемся мимо какой-то промзоны, где я вижу гигантские горы песка, но пахнет здесь совсем не песком, а чем-то похожим на солод, примерно так пахло раньше в Мюнхене рядом с пивоварней “Пауланер”, которую недавно снесли. Я говорю мужу: 

 

– Смотри, этот песок выглядит как сегодняшний кускус в ресторане!
Муж отвечает: 
– Это не кускус, это арахис! Каолак – столица африканского арахиса!
– Как? Это всё арахис? Не могу поверить! 

 

Навстречу нам шагают два парня. Я останавливаю их и спрашиваю по-русски: “Это арахис?“ Они думают, что не знают моего языка, поэтому не сумеют мне помочь. Но я не отстаю, повторяю раз за разом свой вопрос. Наконец, они догадываются и радостно кивают: “Аращид! Аращид!” 

 

 

Обалдеть! Эти ореховые горы надо обязательно снять! Мы подходим к охранникам и просим разрешения зайти на территорию завода. Нам разрешают! 

 

 

Отель “Релакс” не обманул наших ожиданий! Это был правильный выбор, он здорово напоминает танзанийскую Мусому, где мы жили в бунгало на берегу озера Виктория. Только теперь вместо озера – река Салум, но зато сервис значительно выше: бассейн, беседки, бар-ресторан, услужливые официанты, кругом диваны, кресла, шикарные цветущие клумбы – настоящий релакс! Плюс завтрак включен, а цена ниже, чем в “Париже”. Остаёмся!

 

 

28.03.18

 

Однако релакс не удался! Муж не разрешил включать кондиционер, боясь простудиться, а жара и комары мне не дали уснуть! В результате я поднялась совершенно разбитая. Хорошо хоть недосып можно компенсировать плотным завтраком – круассаны, булочки, кофе и сок бери сколько хочешь! И я ем-пью, обманывая организм.

 

 

Сегодня будет +42! Это вполне нормально, если есть вода, поэтому надо обязательно ею запастись. Мы отправляемся в Гамбию, снова на такси-коллектив. По дороге я смотрю в окно, и мне приходят в голову такие мысли: сенегальцы очень любят свою страну, в машинах обязательно включают песни, где мы слышим Сенегал-Сенегал! При этом все их крупные города страдают от мусора, а тысячи детей-попрошаек бегают по улицам в поисках пропитания! 

 

Как власти не догадаются организовать Тимуровские команды? Они не читали А.Гайдара. Или почему не додумаются провести экологический квест “Чистые игры”?! Эти дети могли бы трудиться, как мы работали в трудовом лагере. За сбор свёклы нас кормили, а в Узбекистане школьники до сих пор собирают хлопок. Ну, да, тут же демократия. 

 

А мы здесь снова, как в Мали, тубабу, то есть белые люди. Я мажусь кремом от загара, а ребятня, окружив меня, во все глаза глядит за этим действом, словно наконец-то им открыли секрет, почему они чёрные, а я белая.

 

 

На границе с Гамбией пограничник долго рассматривает наши паспорта, потом говорит: “Путин” и спрашивает: “Где визы?” Мы заранее несколько раз уточняли, что между РФ и Гамбией безвизовый режим, но вот взять распечатку с сайта не догадались! Теперь нужно доказывать, что ты не верблюд. Ладно Гамбия англоязычная страна и можно договориться.

 

 

Пограничник долго водит пальцем по списку стран с безвизом, висящему на стене и, в конечном счёте, с третьей попытки под №12 находит Россию. Да, визы нам не нужны, но деньги он всё равно спрашивает. Только у мужа их нет, а я не дам! Тут целая Африка хочет кушать! Я всех не накормлю.

 

На границе неожиданно выясняется, что у меня в паспорте за три года остались чистыми всего две страницы! Шок! Одна целая страница нужна на Мавританию, а кроме этого необходимо место для печатей из Сенегала в Гамбию, из Гамбии в Сенегал, а потом в Марокко на въезде и на выезде! Получается, что с дальнейшими путешествиями в визовые страны я пролетаю, если срочно не подам по приезду документы на новый загранпаспорт! Хорошо, что по закону их разрешается иметь два.

 

Всё ничего, но в тени +43 и ни ветерка! Чувствую, что начинаю “плыть” – задыхаюсь, голова кружится, я как будто в сауне, но выйти из неё нельзя. Африка меня догнала! Ещё не доконала, однако уже взяла за горло! Ещё чуть-чуть и я потеряю сознание. Присаживаюсь на ступеньки, чтобы не упасть, и пытаюсь взять себя в руки. Слава богу есть вода, но она абсолютно тёплая, как остывший чай, и кажется даже не мокрая, во всяком случае облегчения не приносит. Беру в рот мятный тик-так в надежде, что может от этого будет лучше, и кое-как меня отпускает. Помню, моему научному руководителю как-то стало плохо – я дала таблетку ментолового “Рондо”, потому что у меня не было никаких лекарств, и ему полегчало.

 

Границу прошли, можно ехать, но машины почему-то не останавливаются. Как двигаться дальше? Какая-то тревога в душе и даже паника, мне кажется, что мы никогда отсюда не уедем! Так и будем торчать на этой жаре до скончания века! Но у супруга закалка видно получше. Конечно, он же с юга, у них в Ростовской области летом +47 в порядке вещей, а я родилась в Сибири!  

 

Что мы будем делать, если нас никто не подберёт?! И гамбийских денег нет! Чем расплачиваться, если кто-то остановит? Надо же, муж тормознул гужевую повозку! В тележке сидят двое парней и они согласились взять нас до ближайшего населенного пункта.

 

 

Рассчитываюсь я с ними сенегальскими деньгами, а что ещё делать? Просто даю 1000 франков. В городе мы первым делом направляемся в банк, нужно поменять деньги. В отличие от Сенегала, белые в Гамбии встречаются редко, поэтому к ним особое отношение, я бы сказала подобострастное! Охранник с восторгом говорит:
– Меня зовут Ибрагим. Президент Путин – крейзи! Я люблю Россию! 

 

С автостанции хотим доехать до знаменитого гамбийского стоунхенджа в Вассу, то есть местных мегалитов. Таксист заламывает цену в 40 евро! Постепенно доходит до 14, но мы едем на коллективном такси в десять раз дешевле, за 4. Водителя зовут опять Ибрагим, по-видимому, это такое же распространённое имя, как Питер в Кении. 

 

Он довозит нас до Вассу и оставляет на развилке, где стоит “полевая кухня”, то есть местное кафе. Я ужасно хочу есть и предлагаю мужу пообедать, прежде чем идти дальше. Он не против. Беру рис с мелкой жареной рыбёшкой – хозяйка её называет домода, а супруг рис с мясом. Такой выбор – не только потому что у нас не совпадают вкусы, но и в целях безопасности, мы, как два пилота самолёта, едим разное, чтобы не умереть одновременно.

 

 

Муж мне предусмотрительно сыплет на рис горку красного перца, а себе нет! Можно подумать я его об этом просила! Но он требует это есть, заявляя, что только так меня можно спасти от заразы, которую я поглощаю с явным удовольствием. Приходится слушаться, хотя мой желудок отзывается страшной болью! Пытаюсь потушить внутренний пожар водой, но это мало помогает! Боже, когда же закончится эта бесконечная пытка?!

 

Продолжение следует.

Поделиться:
Реклама
Комментарии (2)
  • 20 сентября 2018 - 18:34
    Андрей
    Оксана! Ты то на мотоцикле без каски, то на лошадке, но в шляпке при страшной жаре, ну а с перчиком у тебя вообще не первый раз проблемка возникает:))) Какими рискованными и тяжкими испытаниями даются эти легкочитаемые строки! С восхищением и уважением, Андрей
  • 21 сентября 2018 - 11:47
    Владимир Кобрин
    Отличный рассказ, замечательные фото и видео, Оксана! Очень познавательно! СУПЕР!!!!!!!!!!!!!!!
Статьи
  • 14 октября 2018 - 07:47
    Неудачный опыт: какой бизнес в Челнах терпит крах
    Все чаще молодые люди отказываются работать наемными сотрудниками и решаются на открытие собственного бизнеса. Однако многие начинающие предприниматели терпят крах. Челнинцы, которые открывали собственное дело, но их бизнес оказался неудачным, рассказали о своем опыте.
    11
  • 13 октября 2018 - 12:07
    Сергей Когогин считает, что юбилей КАМАЗа должен стать поводом для интенсивного развития Челнов
    О начале производства грузовиков пятого поколения, проблемах молодых специалистов в моногородах, о том, как компания работает в непростых международных условиях и какая судьба ждет профессию водителя, в интервью генеральному директору АО «ТАТМЕДИА» Андрею Кузьмину рассказал руководитель ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин.
    5
  • 13 октября 2018 - 08:14
    Четырехлетняя Полина в Челнах ведет свой канал на YouTube
    Полине Калмыковой всего лишь 4 года, но она не стесняется направленной на нее камеры. Девочка ведет свой канал на YouTube под названием «Happy Poly Show». Она рассказывает в интернете своим ровесникам о современных игрушках, делает оригинальные поделки и показывает, как можно весело проводить свободное время. Видео снимает ее мама Светлана. «Челнинские известия» узнали у нее, откуда появилось желание прославить свою дочь в интернете и кем она видит ее в будущем.
    0
Реклама
Реклама
Реклама
Топ-5
Реклама
Конкурсы
Реклама
Актуальное видео
  • 15 октября 2018 - 16:30
    Сделаем 2018-ый годом добра вместе
Реклама
Фотогалерея
  • Фестиваль цветов - 2018
  • День строителя - 2018
  • "Сабантуй - 2018"
  • "Бессмертный полк" 2018
  • День Победы 2018
  • Первомай
  • Субботник - 2018
  • Панихида по погибшим в Кемерово
  • "Выборы президента РФ - 2018"
  • Чемпионат по поеданию шаурмы
Новости партнеров
Блоги
Опрос
  • 12 октября 2018 - 16:58
    Хорошо ли вы знаете город?