Реклама
Реклама
Последние комментарии
Реклама
Общество

Дочь не хочет общаться с матерью. Как быть?

За помощью в редакцию нашей газеты обратилась жительница Австрии – бывшая челнинка. Женщина рассказала о непростой ситуации, которая сложилась в ее жизни и попросила совета. На ее вопросы ответил Алексей Коваленко – кандидат психологических наук, медицинский психолог Госпиталя для ветеранов войн, доцент кафедры педагогики и психологии НГПУ.

«Здравствуйте! Меня зовут Лариса. У меня есть дочь, мы с ней жили на убежище в Голландии. Я была хорошей матерью, заботилась о ней, и у нас были с ней отличные взаимоотношения. Однажды я захотела покинуть Голландию и переехать в Бельгию (потому что в Голландии мне не давали поступить в университет на учебу, у меня были конфликты с властью). Тогда мою дочь забрала опека.


Наступили тяжелые времена – три года судов. Опека и психологи всякий раз убеждали мою дочь сказать в суде, что она не хочет домой, а мне обещали, что ее обязательно вернут. Прошло много времени – суды, ожидания, а дочь так и не вернули.


Мои отношения с дочерью были хорошими. Иногда было такое, что опека оказывала на нее психологическое давление и отправляла ко мне на встречи, чтобы между нами возникали разногласия. Но у нас не было конфликтов. Разумеется, я предупредила свою дочку о коварстве властей, приведя примеры других мигрантов, жизнь и семьи которых они тоже разрушили.


Когда, спустя три года, власти мне сказали, что мою дочь возвращать не будут, и стали настаивать на том, чтобы я осталась в Голландии без дочери, хотели устроить на работу, я покинула страну и переехала в Австрию. В Австрии я живу уже почти 7 лет.


Мои отношения с дочерью оставались хорошими, она писала мне письма, отправляла открытки, я ей – подарки, письма, фото. Мы общались через мессенджеры. Но в 2018 году она прекратила со мной связь, сначала объяснив, что нет времени, а затем написала мне, что я ей не мать и она больше не хочет общаться со мной.


Если вы знаете, какое есть объяснение такому решению, поделитесь со мной.


Когда я покинула Голландию, ей было 17 лет, а когда она прекратила со мной общение, ей исполнился 21 год. Сейчас моей дочери 23 года. Два года она не хочет общаться со мной. Что должна я сделать в такой ситуации?»

 

На вопрос отвечает психолог Алексей Коваленко: 

 


– Очень много данных в этом вопросе, увы, остаются неизвестными. У нас нет информации о других членах семьи, об отце и других родственниках, которые могли или не могли влиять на сложившуюся ситуацию. Большой интерес представляет детство девочки и, главное, какими были отношения мамы и дочери ранее, до всех переездов. Но будем опираться на те данные, которые у нас есть. В тексте, который предоставила нам Лариса, много внимания уделяется описанию правительства Голландии, всех жестких и несправедливых мер, предпринятых в отношении ее ребенка. Описание же отношений автора с дочерью ограничивается несколькими словами – они «были хорошими». И практически ничего не сказано, что происходило с девочкой во время всех описанных разбирательств: как она жила, где, с кем, каким было ее состояние, что делала, как переживала происходящее. Когда перечитываешь текст письма, напрашивается вывод: третьи лица жестоко вторглись в отношения матери и дочери и разрушили семью. К такому выводу как бы призывает логика описания событий. 

 

Однако каждый психолог знает, что, если человек, придя на консультацию, уверенно говорит о причине своей проблемы, скорее всего, причина кроется в чем-то другом – о чем человек молчит, не намеренно, конечно же. О чем молчит наш читатель? Что не осознает? Это то, что глубоко в ней и в душе дочери.

 

Искренние и точные ответы мы получаем, когда задаем себе такие же искренние и правильные вопросы. Лариса может спросить себя: какими были мои отношения с дочерью до 17 лет? Насколько они были теплыми и доверительными? Не усугубила ли вынужденная разлука некоторые проблемы, которые были у нас в отношениях ранее? Насколько хорошо я знала свою дочь в плане ее чувств, переживаний? Могла ли дочь рассказывать сокровенное, делиться со мной чем-то личным или же была закрыта?

 

Чтобы прекратить общение с родной матерью, должны быть очень веские причины и известны они лишь самой дочери. Мы же можем только предполагать. Как всю эту ситуацию видит и чувствует дочь? Мама считает, что уехать из Голландии было необходимо, но возникает вопрос: считает ли так же дочь? Она может обижаться и злиться на мать. Может, потому, что мама не смогла забрать ее, а может, на то, что мама вообще уехала когда-то. Об этом необходимо поговорить с дочерью, чтобы стали понятны ее чувства. 

 

Прекращение общения может быть результатом глубоко проросшей обиды дочери, и отстранение от мамы – это ее способ проживать свою собственную внутреннюю боль от длительной разлуки с близким человеком. Конечно же, и влияние социальных служб, о котором писала женщина, тоже внесло свою лепту в происходящее. «Пострадать от системы» может абсолютно любой человек, не стоит умалять этот фактор. Но в любом случае, пока мы живы, все можно изменить. Обижаемся и отстраняемся мы лишь от тех людей, которых больше всего любим. Пусть дочь всегда чувствует, что нужна и любима, даже если сама обижена и не инициирует общение. Ларисе важно не закрыться самой, не потерять надежду, найти способ показать дочери, что мама всегда открыта и всегда готова восстановить общение, сколько бы времени ни прошло. Когда ребенок бойкотирует родителей, родители иногда отступают, как бы на время оставляя его в покое, главное – не отступать надолго, делать шаги навстречу. Даже на расстоянии можно чувствовать близость с дорогим тебе человеком, давать понять ему, что ты рядом. Возможно, когда-то удастся искренне поговорить с дочерью о ее чувствах, о том, что происходило с ней, о чем она молчала. 


Если вас беспокоит какая-то жизненная ситуация, вы не знаете, как себя повести, вы можете обратиться к нашим экспертам. Вам ответят известные в городе психологи. Отправить свои вопросы вы можете на электронный адрес: ch_izvest@mail.ru с пометкой «Вопрос психологу» или по почте на адрес: г. Набережные Челны, б-р Юных Ленинцев, д. 9, а также позвонить по телефону: 46-88-73.
 

 

 

 

Подписывайтесь на наши сообщества в ВКонтакте, Telegram, Одноклассники.

 

 



Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Поделиться:
Комментарии (3)
  • 15 мая 2020 - 09:26
    Анна
    Почему мать потеряла связь с дочерью? Это только в России родители содержат своих великовозрастных детей. В других странах взрослый человек живет самостоятельно и даже может не общаться с родителями. А родители живут своей жизнью. Вот и весь "секрет". У нас разный менталитет! Захотела россиянка жить на западе? Значит, должна жить по их законам!
  • 15 мая 2020 - 15:22
    А ещё есть вещи, которые невозможно простить даже матери. И тогда срабатывает психологическая защита - происходит полный отказ от общения с матерью, блокировка всех воспоминаний о ней, которые действуют постоянно раздражающе, напоминают о пережитой боли, бередят душевные раны. Это помогает жить дальше.
  • 16 мая 2020 - 13:17
    Аврора
    Дочь должна чувствовать, что в мире есть человек, который думает о ней. Много способов есть, чтоб дать это понять. От подарков до внимания. Даже, если она не откроет дверь, вы должны стучать и ждать. Предательство было, чем бы оно не было вызванно. Вы могли жить без неё, находили оправдания, она также живёт без вас. Чтоб предательства не повторить, мать любовь дарит безгранично,я всегда рядом!
Главное
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Актуальное видео
  • 1 декабря 2022 - 14:30
    Что такое АУСН?
Реклама
Реклама
Опрос
Реклама