Реклама
Экспресс-новости
Реклама
Последние комментарии
Реклама

Воспоминания военного хирурга. Глава 6

Ренат Терентьев

«Появились дурные мысли. Оружие было под рукой»

Начальник госпиталя начал проявлять активность. До этого момента он был занят, в основном, своими делами. Приехал он из г. Термез, говорили, что у него там большая семья. 

 

Он имел хорошие связи на таможне и занимался нелегальной доставкой водки, которую продавал через своего водителя. Ее привозили в цистернах с соляркой. Об этом знали все и пользовались этим каналом. Водка в Афганистане была большим дефицитом. Мы, хирурги, не могли пользоваться спиртом, поскольку он был разбавлен формалином.

 

Кроме этого, начальник госпиталя еще закупал дубленки и кожаные изделия в Афганистане, отправлял в Термез, где они пользовались большим спросом. Собственно, мы от него большой помощи и не ждали, уже хорошо то, что он не вмешивался в нашу работу. Мы продолжали заниматься своей работой, серьезной подготовки к проверке не было, кое-где поменяли старые потекшие обои, но они вновь пачкались, крышу так и не починили. 

 

Прошел месяц. Наконец, приехала долгожданная комиссия. Возглавил ее начальник Центрального военно-медицинского управления МО СССР генерал - полковник Ф. И. Комаров. Ему было около 65-ти лет. Выглядел полковник уставшим, недовольным и сразу пошел по отделению. Шел, опустив голову, и…наткнулся на тапочки, оставленные больным перед перевязочной. 

 

- Что это такое? - спросил у меня. 

 

Я объяснил, что это тапочки больного, а сам он находится в перевязочной. 

 

- Вижу, что тапочки, почему они грязные? - спросил он снова. 

 

Ответил, что на улице грязно, больной не успел их вымыть. 

 

Он сказал: 

 

-  Мне у вас не нравится, - посмотрел вокруг, может, увидел наши потекшие местами обои и ушел со своей свитой. 

 

На этом проверка закончилась. Никаких вопросов по сути дела. У меня остался осадок в душе и появилось нехорошее предчувствие, которое не обмануло. Начальник госпиталя воспользовался этой ситуацией и решил перевести стрелки на меня: иначе его ожидали крупные неприятности - он уже имел служебное несоответствие. Меня больше никто на беседу не пригласил, все решили без меня. 

 

Выяснилось, что Комарову Ф.И. доложили, что я такой – сякой, непослушный и вешали всех собак на меня. Тот долго не думая, приказал снять меня с должности и отправить в войсковое звено.

 

Вспомнил немного похожий, довольно комичный случай, произошедший еще на Дальнем Востоке. В казарму с проверкой заходит генерал и спрашивает у стоящего около тумбочки дневального: 

 

- Чем у вас здесь так воняет? 

 

Солдат, не моргнув глазом, ответил: 

 

-  Не знаю , товарищ генерал, до вас не воняло, -  ответил он искренне, ведь казарма с ее запахами несвежих портянок были для него привычным делом. 

 

Да и генералу, если он не родился сразу готовым генералом, следовало бы знать, как пахнут солдатские казармы.

 

Все, что случилось, с той проверкой, сейчас выглядит глупо и смешно, но мне тогда было не до смеха. Приехал человек, обладающий самым высоким чином и полномочиями в военной медицине, а проверка происходила чисто формально, я бы сказал даже, на уровне прапорщика, проверяющего внешний вид солдат и состояние казарменного помещения. 

 

К сожалению, он не был хирургом, тогда, возможно, все было бы иначе. Я понимаю, человек немолодой, которого подняли с теплой постели и вынудили ехать в такую даль, не был способен проверить по существу наше положение, принять правильное и самостоятельное решение. Бог ему судья, но он тогда чуть не сломал мне жизнь. 

 

Было настолько обидно и несправедливо, что подумалось о бесцельности жизни, появились дурные мысли, оружие было под рукой. Как нуждается человек в такие моменты в сочувствии и добром слове. Спасибо ребятам, проживавшим со мной в одной комнате - Грише Голод и Боре Бурда, они, возможно, и не оценили значения своих слов и тактичного поведения тогда для меня. Минутная слабость прошла, вспомнил семью, свою ответственность перед нею и свое предназначение. 

 

Обращаться по визитной карточке представителю ЦК я не хотел, у меня не было желания пытаться доказывать, что я не слон, такой возможности и не имел. На следующий день позвонили из медицинского отдела армии. Передали, что армейский хирург Косюченко В.И. заступился за меня, сказал, что разбрасываться специалистами не нужно. Мне предложили пока поехать в отпуск, а дальше готовиться к поездке в г.Кандагар - в госпиталь, с понижением в должности. Я благодарен ему за его поддержку в это тяжелое для меня время и в дальнейшем. Через десять месяцев меня представили к государственной награде - ордену «За службу Родине в Вооруженных силах СССР». 

 

Вечером привезли двух пилотов вертолета: обожженных, в состоянии шока. В последнее время их сбивали часто, расстреливали из стингера - управляемого реактивного комплекса, которые моджахедам поставляли из Пакистана и США. Но в этом случае, к этой аварии стингеры не имели отношения, причиной стал, как принято говорить сейчас, человеческий фактор - пилоты были пьяны. 
Вертолет упал на площадке при взлете с высоты около 100 метров, взорвался и сгорел, двое погибли на месте. Вертолет был почтовый, к счастью, без пассажиров. Этим вертолетом мы часто пользовались раньше при поездках в Кабул. 

 

В отпуск поехал с автоколонной через г.Термез. Около г. Мазари – Шариф нашу колонну остановили, и мы стали свидетелями боевой операции по расчистке населенного пункта от душманов. Кишлак был небольшой, чуть в стороне от нашей дороги. Оказалось, что совсем недавно здесь убили командира батальона, третьего по счету за год. Сначала пошли три вертолета и сделали несколько заходов. Расстояние было небольшое, было видно, как падают бомбы, разрушаются саманные постройки. Людей выбегающих из них, я не видел, видимо, кишлак был уже пустой. Заметил вначале ослика, стоявшего на крыше одной из построек, а потом, смотрю -  уже ни постройки, ни ослика. 

 

Утюжили кишлак прилично. Впечатление было удручающее. Потом пошли БМП - боевые машины пехоты. Нам разрешили дальнейшее движение, и мы поехали дальше. По пути следования, я заметил останки наших КамАЗов, лежавших в придорожных оврагах. Их было немало, они встречались часто. 

 

Около населенного пункта Таш-курган наша колонна подверглась обстрелу. Стреляли где - то сверху, со скал, но мы их не видели. Стрельба длилась 5-7 минут. Пока лежал, укрывшись за колесом машины, показалось, что прошла вечность. Ругал себя за то, что поехал с колонной, не дожидаясь самолета, летевшего на следующий день. Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась, - помогли прикрывшие нас вертолеты. Быстро столкнули в овраг переднюю подбитую машину и покинули опасный участок пути. 

 

До Одессы билета на самолет не достал, прилетел в Кишинев, затем пересел на автобус до Балты. Ехать еще долго, 180 километров. Машина двигалась медленно, в мыслях я уже был дома - они опережали меня. Рядом сидел мужчина средних лет, он посмотрел на меня и спросил: 

 

- Куда едешь, лейтенант, домой? 

 

Для такого звания мой возраст явно не подходил, было видно, что в армии этот человек не служил, но как любого мужчину его тянуло к военным. Не дожидаясь ответа, он достал из сумки банку домашнего вина и добавил: 

 

- Выпьешь со мной? 

 

За разговорами дорога наша сократилась. Он рассказывал о своей бесхитростной жизни труженика, как когда-то тоже собирался поступать в военное училище. Говорил в основном он, я был измотан дорогой, бессонными ночами, проведенными в аэропортах Термеза и Ташкента, поэтому сейчас отдыхал и наслаждался приятным, и уже подзабытым ароматом и вкусом добротного молдавского вина. 

Поделиться:
Комментарии (0)
Главное
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Актуальное видео
  • 15 июля 2021 - 10:23
    Полилингвальная школа Адымнар
Реклама
Новости партнеров
Опрос
Реклама