Реклама
Реклама
Экспресс-новости
Последние комментарии
Реклама
Город и горожане

Редкая профессия: капитан корабля о штормах, качке и самолетах

Подходит к концу зимовка для теплоходов ООО «Набережночелнинская судоходная компания». Они пришвартованы в затоне и ждут команды «Пора в рейс!». О своей профессии и экипаже «Челнинским известиям» рассказал капитан-механик теплохода «Дунайский-54» Михаил Березин.

 

Отец дарил бумажные кораблики

 

Команда Березина готовит к  навигации самый мощный на предприятии теплоход «Дунайский-54», который уже более полувека на ходу. В капитанской рубке полный порядок: на оборудовании ни пылинки, в стопку сложены судовые журналы. У строгого и требовательного капитана  Березина не забалуешь.

 

– Михаил Ильич, навигация новая, а традиции наверняка давние?

 

– Уже  46-я навигация, и, признаюсь, впервые на моей памяти такая ранняя весна. Традиции известные: на теплоходе должен быть полный порядок и готовность к  рейсу. Для того чтобы он прошел без проволочек, заранее, на берегу, готовим судно, по лоцманским картам  прочерчиваем маршрут с учетом характера реки.  Парни в экипаже толковые, в университетах  заочно учатся, меня с  полуслова понимают.  А задача капитана – продумать и сделать так, чтобы никаких экстремальных ситуаций в рейсах не было.  Воспитываю команду на личном опыте, объясняю:  чтобы стать речником, нужны упорство и  мотивация. А то бывает, попал практикант  в шторм, покачало его, и больше на судно ни ногой.

 

теплоход "Дунайский-54" готовится к рейсу

 

– Сколько времени не виделись со своим теплоходом?

 

– С момента зимовки, то есть с ноября. В феврале уже заступил на вахту. Каждый раз, возвращаясь из отпуска, здороваюсь с теплоходом, он для меня как живое  существо. Вообще судно – это зона повышенной опасности, надо постоянно быть начеку, не теряться во внештатной ситуации. На воде ценится смелый, уверенный, решительный человек. И любопытный –  необходимо  желание изучать все новое,  заниматься самообразованием, постоянно совершенствоваться.

 

– Многие мальчишки мечтают держать в руках  штурвал,  но не все доходят до цели. Когда у вас загорелся глаз стать капитаном речного судна?  

 

– Свою роль сыграло то, что я с Вятки, из Кукморского района. Прадед  работал  бакенщиком,  а отец, которого в армию призвали в 1945-м,  восемь лет прослужил на флоте, и  бумажные кораблики он мне дарил. Видно,  передалась по наследству их любовь к водным просторам. Со школьных лет пропадал на реке, плавал, рыбачил,  мама меня  кормильцем  семьи называла. После армии  поступил в  Казанский речной техникум.

 

– Как началась ваша карьера? 
 

 

– С дипломом в 1974 году приехал в Челны и третьим штурманом отправился  в первый рейс в Астрахань. Сначала водил пассажирские теплоходы – «Заря», «Ракета», «Восход», а с 2006 года – за штурвалом грузового судна. Перед тем как стать капитаном, прошел все ступеньки,  которые отражены в моей послужной  книжке. Для получения опыта нужно уметь выполнять любую работу – от мытья палубы до оказания первой помощи. С теплотой вспоминаю своих учителей Анатолия Борисовича  Баранова,  Альфата  Салаховича Гатауллина. Мне на них хотелось равняться. 

 

«Раньше из Вятки воду пил»

 

– Какая экстремальная ситуация вам запомнилась? 

 

– Бог миловал: ни одной аварии за все время моей работы не было. У капитана  большая ответственность за экипаж, груз и  судно. Маршруты  разные: Астрахань, Нижний Новгород, Санкт-Петербург, Казань, Тольятти, Пермь. Невозможно подсчитать все километры пройденного водного пути. Но в каждом рейсе наш экипаж доказывает свое мастерство, ведь бывают и штормы, и мелководье.  На грузовом судне нужен физический труд:  здесь, по сравнению с пассажирским, более мощные, стальные, троса. Самый тяжелый участок акватории – Камское  Устье, еще при ветреной погоде волны создают опасность на Куйбышевском водохранилище. А у нашего судна толкач, две секции длиной по 270 метров и вместимостью  по 4 тысячи тонн груза – песчано-гравийной смеси. Скорость по течению держим 10-11 километров в час, если же идешь против него, то поменьше. Как говорится, тише едешь, дальше будешь. 

 

–  Есть особенность в вахтовом  дежурстве, ведь судно 24 часа в работе?

 

– Они круглосуточные и разделены по времени. Так, вахта капитана  считается «королевской» – с 00.00 до 6.00 часов. Самое тяжелое время – ночное, и не случайно эти часы оплачиваются по другой шкале.

 

– Что помогает выдерживать трудности?

 

– Спортивная закалка: долгие годы катался на лыжах, а зимой купаюсь  в проруби, часто езжу на Святой ключ в Елабугу.

 

–  Кто продолжатель  вашей водной династии?

 

– Сын Сергей в моем экипаже, с детства ходил в рейсы – ему нравится. Хочу, чтобы внук поступил в военно-морское училище, он еще школьник,  думаю, меня услышит. Мне 66 лет, но совсем сойти на берег не тороплюсь. Не могу представить: теплоход ушел, а я остался… Каждый год наш корабль идет по Каме, часто по одному и тому же маршруту, но у меня нет ощущения того, что  эти места мне приелись. Рассветы, закаты такие, что глаз радуется,  а  ночью и вовсе дивная красота, жаль, рисовать не умею.  Переживаю, что  в последние годы Кама обмелела, да и вода в реках стала грязная. Раньше,  когда я в Вятке купался, из реки пил,  а теперь побаиваюсь. 

 

Капитан Михаил Березин и его сын Сергей

 

«На самолетах летать боюсь»

 

– Удивилась, что, вопреки приметам, у вас в штате есть женщины. 

 

– Да, они работают поварами.  Главный экзамен для них – выдержать качку и не страдать от  морской болезни. Кстати, знаете лекарство от нее?  Держите в кармане сухарики и при небходимости рассасывайте. Кок обязан не только вкусно готовить, но и правильно рассчитать количество порций на команду, иначе кто-нибудь останется голодным.  Фирменное блюдо, бесспорно,  макароны по-флотски. Наши повара – добрые женщины.  Тем, кто в рейсе болеет, приносят в каюту  что-нибудь  вкусненькое. Всегда говорю: теплоход – это дом на воде, а экипаж – семья. 

 

– Раз заговорили о доме, что о нем напоминает в капитанской каюте?

 

 – Ничего  лишнего, лишь икона и необходимая по работе литература. Фотографий близких на столике не держу – они в телефоне. Любимый отдых для экипажа в замкнутом пространстве корабля – это чтение. Полезное дело, ведь рейсы бывают и по 20 дней. Благодаря  начальнику отдела кадров нашего предприятия Флюре  Гильмутдиновне  Каюмовой,  мы каждый раз берем с собой внушительные стопки книг: классику,  детективы,  фантастику, словом, на любой вкус. 

 

– Есть заветная мечта, к примеру, за границей побывать? 

 

– Нет, я на самолетах летать боюсь. Да меня и не тянет никуда. 

 

– Правда, что у капитана  зарплата, как у летчика, – 500 тысяч рублей в месяц?

 

– (Смеется.) Нет, поменьше. Но я не жалуюсь – руководство предприятия выдает ее вовремя, никогда задержек не было. 

 

– Чем занимаетесь на берегу, между рейсами?

 

– Наш график в навигации такой: 20 дней рейс, 10 дней дома. Поэтому летом езжу на дачу, где главный капитан – жена, а я на подхвате. Отпуска только зимой, занимаюсь ремонтом автомобиля,  с внуками общаюсь. В этом году ездил в санаторий – руководство предприятия поощрило бесплатной путевкой. 

 

– Если не секрет, где с женой познакомились? На девушек китель капитана с золотыми пуговицами  действует безотказно?

 

– Познакомились в санатории, где она медсестрой работала. Привез ее в Челны, и живем душа в душу  более  40 лет, вырастили двоих детей. Приятно, когда после рейса тебя ждут родные.  
 

 

 

 

Подписывайтесь на наши сообщества в ВКонтакте, Telegram, Одноклассники.

 

 



Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Поделиться:
Комментарии (0)
Главное
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Актуальное видео
  • 14 сентября 2022 - 15:04
    Цена времени
Реклама
Опрос